Саша Барон Коэн – наверное один из самых ярких комиков последнего десятилетия, придумавший четырех успешных персонажей: брутального рэпера Али Джи, казахского репортера Бората Сагидиева, гламурного Бруно и жестокого диктатора Генерала Аладдина. В добавок ко всему ему удалось убедить тысячи, вроде не глупых, людей в их реальном существовании. У его персонажей скандальная слава, все его фильмы получают десятки судебных исков.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

   При всем интересе общества к его персонажам, Саша Барон Коэн остается одним из самых скрытных людей в киноиндустрии. За все время он дал около трех интервью от своего имени, из которых сложно узнать о его личных интересах и круге его общения. Все промо-компании его фильмов он ведет от лица своих персонажей, которые несут восхитительную нелепость, придумав от начала и до конца легенду своего героя, что он смотрит, с кем спит и во что верит.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

   О своих личных предпочтениях он умалчивает, но у его на первый взгляд непохожих персонажей много общего.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

У меня были очень заботливые и любящие родители. И это дает силы выходить перед толпой, которая тебя ненавидит.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

В детстве я был очень увлечен рэп-культурой, у нас с друзьями была брейк-данс-группировка. Кажется, у нее даже не было названия, пока мы не начали выступать на бар-мицвах. По сути, мы были маленькими еврейскими мальчиками из мидл-класса, впитывали культуру, которая казалась нам крутой. Из этого в некотором смысле вырос весь Али Джи.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Я начал придумывать персонажей, отчасти чтобы пробираться в разные места бесплатно. Например, на кембриджский бал, куда вход стоил сто двадцать фунтов с носа. Я провел туда целую кучу друзей под видом рок-группы. Потом я проделывал то же в Нью-Йорке — убеждал фейс-контроль, что я важный драгдилер.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Мое первое шоу, Pump TV, стоило около сорока фунтов в неделю, а смотрело нас человек пятьдесят. Но у меня появился доступ к монтажке и съемочной группе, и мы начали экспериментировать, снимать короткие сценки, которые никогда не показывали. Однажды двое моих коллег вломились в студию и запустили все эти скетчи в эфир. Их уволили, а вскоре и шоу закрыли.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Мне куда веселее быть в образе. Если бы я вел промокампанию Бората от своего имени, все сложилось бы совсем иначе. По-моему, ужасно утомительно быть собой, сидеть и разглагольствовать, какая это была важная и интересная роль. Я хочу развлекать людей, так что пусть шоу продолжается.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Когда я был Али Джи или Боратом, то мне порой приходилось не выходить из образа по четырнадцать часов в день, и в итоге я так с ними сжился, что было грустно прощаться. Все равно что расставаться с любимыми. И побочные последствия славы — хотя это фантастика — в том, что каждый человек, посмотревший Бората, никогда больше на него не поведется. В этом есть что-то от саморазрушения.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Меня всегда поражало долготерпение представителей высшего класса, которые так стараются прилично выглядеть, особенно перед камерой, что никогда не посылают меня к черту.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Приехав в Лондон за день до съемок у Тима Бертона, я подумал, что мне не помешал бы урок пения. Я опрометчиво позвонил маме, которая быстро нашла контакты какой-то женщины. Та сначала удивилась, что я не девочка, потом предложила чашку чая и спросила, зачем мне урок. Я говорю, что снимаюсь в «Суини Тодде», а она: «Первый раз слышу». Говорю: «Там Джонни Депп». Она: «Первый раз слышу». «Ну, это снимает Тим Бертон». Она: «Первый раз слышу. Он новичок? Не дадите телефон? А то нам нужен постановщик районных концертов».

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Сохранить ото всех свою личную жизнь и быть знаменитым человеком непросто. Так что я стараюсь усидеть на двух стульях — отдаю славу своим персонажам и в то же время веду нормальную человеческую жизнь, не попав в капкан публичности.

Интервью с  Сашей Бароном Коэнон

Я понимаю, что быть комиком и шутить про холокост — не слишком весело. Но забавно, что в самой Германии совершенно необязательно было быть антисемитом. Порой вполне было достаточно равнодушия.

 

Рейтинг поста:
Рейтинг 10.00 (Лучшая оценка 10.) на основе 8 оценок.
Загрузка...

Читайте также: